Tags: Эквадор

4

FM #5

Эквадор, склон горы Фуя-фуя (декабрь 2005) - такое вот странное название с неизвестной мне этимологией. Наш проводник так и не смог перевести его на английский. Он только неприлично хихикал и почему-то показывал на эти вот островки: дескать, и так все понятно.

Кадр сделан на одном из наших акклиматизационных выходов перед восхождением на вулкан Каямбе (5790). Этим съемкам больше восьми лет, вот уж точно - закопался в архивы. Старенький Nikon D2X (кто еще помнит такой?), сейчас бы снял совершенно по-другому. При этом необычное состояние природы, когда из-за гряды на озеро (а заодно и на нас) быстро натягивало грозу... Так и хочется дописать - а еще ураган, смерч и цунами :)



Collapse )
mnu

Про домик в деревне

Перемещал архивы, наткнулся на съемку полуторагодичной давности в Эквадоре и решил поделиться с вами травяным буйством Южной Америки. Самое то, когда за окном снег идет :)



Nikon D2X + Nikon 17-55/2.8 (ISO 100, f/11.0, 1/20)

Тропические леса. Конец сезона дождей. Облака ползут за шиворот и стесняют дыхание, а воздух пропитан водой настолько, что существует реальная опасность позеленеть и пустить корни.

Эквадор < предыдущий в серии | следующий в серии >
mnu

Шо ни зъим, то понадкусываю

Эквадор. Задворки высокогорных рынков... Всем медитативного понедельника!



Технические данные: Nikon D2X + Nikon 17-55/2.8 на 32 миллиметрах, ISO 320, выдержка 1/80, дырка на F/7.1.

Эквадор < предыдущий в серии | следующий в серии >
mnu

Среди нехоженых путей



Высота чуть меньше пяти тысяч. Линия экватора. Это очень странное место. Священное для индейских шаманов, оно считается аномальной зоной. Здесь сбоит электроника и врут часы - может из-за высоты, может из-за равной удаленности от магнитных полюсов.

Скальная гряда разрезает воздушный фронт на два встречных потока, из-за чего ты все время находишься в центре битвы облаков. Они то закручиваются спиралями, то вонзаются смерчиками у самых ног, то порастают усами и тянут к тебе влажные щупальца. Потом над головой вдруг распахивается иссиня-черное небо, ты оказываешься в центре гигантской воронки, а вокруг клубятся грязные, с дождевой проседью, стены. И все это под шелест замерзающего на лету дождя.

Выглядит это жутко. Привычная реальность кажется грубо слепленной бумажной декорацией, и сквозь ее мятые стенки проступает тень иного мира (ткни пальцем, и прорвешь на свою голову); оттуда сочится призрачный свет, - еще секунда, и ты пойдешь на него, зачарованный, словно Гамельнская крыса.

Технические данные: Nikon F5 + Nikon 17-35/2.8 примерно на 20 миллиметрах, слайд-пленка Velvia 50. Приоритет диафрагмы. Дырка скорее всего на F11. Поляризатор. Штатив.


Эквадор < предыдущий в серии | следующий в серии >
mnu

Илиница (Эквадор, 5248 метров)

Илиница - маршрут технически не сложный, но совершенно безрадостный. Мы пошли по нему исключительно для отработки силовых навыков.

Сначала доезжаешь машиной до отметки 3800, а потом шестнадцать часов непрерывного подъема с одной остановкой на пяти тысячах, в сторожке спасателей.

Ураганный ветер, дождь порывами - очки отправляются во внутренний карман. О том, чтобы достать D2X, не может быть и речи. И снова выручает трехмегапиксельная мыльница Canon Digital Elf. Плевать ей на погоду, только стирай пальцем или перчаткой (кощунство, да?) конденсат с объектива, и все.

С этим кадром пришлось повозиться, поднимая контраст и вытягивая полутона. Орел вокруг черных объектов - это взбиваемая ветром взвесь. На самом деле видимость здесь практически нулевая.


Collapse )
mnu

Cayambe (Часть V)

Давайте немного остудим горячий индийский поток.
Продолжаю выкладывать заметки с восхождения на Каямбе.
Предыдущие части живут здесь: Cayambe (I), Cayambe (II), Cayambe (III), Cayambe (IV).


24-25 декабря 2005 года. Рождество. Все события за сутки (продолжение).

Мысли в голове короткие и прямые, как спички. От вони кружится голова. Снова сероводород. Меня рвет. Остановились, пьем. Приходится грызть загубник, перемалывая в шланге лед. Пить нужно обязательно, иначе желудок не унять. Ни о каком платке и речи быть не может, хрипло дышу ртом, словно сом на мелководье (как потом оказалось, обжог язык и несколько недель не мог различать пищу на вкус).

Каждый шаг отзывается взрывом отчаяния. Я бы заплакал, но просто нечем. Пленочная камера покоится на дне рюкзака и пролежит так до самой вершины. Выручает крохотный Canon Digital Elf. Я сунул его в карман перед самым выходом просто так, для подстраховки. Теперь достаю и совершенно чужими руками щелкаю направо и налево.

Примерно 6.30 утра. Высота 5670. Ниже под нами идет вторая связка. Замыкающим в ней Андре, адвокат из Вашингтона. Как нам потом рассказали в базовом лагере, примерно к девяти утра, когда вокруг уже бушевал ураган, Андре упал в снег и затих. Его перевернули на спину, растерли щеки снегом:
-- Ты слышишь меня?
Нет ответа.
-- Ты меня понимаешь? Ты знаешь, кто ты?
-- Я Андре. Но я не знаю, зачем я здесь.



Самое интересное, что он добрался до вершины. Медленно, неотвратимо, словно бультерьер, который если уж сомкнул челюсти, будет продвигаться к горлу и жевать до последнего. Нарушив главное правило «никогда не разъединяться», он пошел в одиночку наверх и дошел. Ругань была уже потом, когда он спустился, - борода обледенела, лицо белое...

Collapse )
mnu

Cayambe (Часть IV)

24-25 декабря 2005 года. Рождество. Все события за сутки.

Потерявшаяся накануне группа Швейцарских альпинистов нашлась только к обеду; в условиях нулевой видимости ребята сбились с пути, а на спуске попали в плотный снегопад. Вернулись они белые, тихие, и на расспросы не отвечали. Нам же невероятно повезло с погодой. К ночи небо вдруг распахнулось, и в черноте высыпали звезды. Мы бегаем по лагерю и кричим от восторга. Только ради одного этого стоило терпеть все те мучения.

Финальное восхождение начинается в полночь. На то, чтобы взойти на вершину, у нас не более девяти часов. Если не успел, поворачивай обратно. Днем на ледник обрушивается экваториальное солнце, за пару часов поднимающее температуру от минус тридцати до плюсовой отметки. Снег проседает, раскрывая трещины и увеличивая риск обвалов.

23.00. Температура около нуля. Нары ярусами, сырые спальники, надсадный кашель, удушливая атмосфера казармы. Пищит будильник. Тут же, словно подгулявший деревенский петух, отзывается второй. Все собрано заранее. Хмурые, машинально одеваемся, перекидываясь редкими фразами. Скорый завтрак просится наружу, - глубокий вдох-выдох, чтобы заглушить спазмы, вроде помогло. Теперь горький шоколад и чай, мерзкий теплый Lipton, отдающий резаной бумагой.

Collapse )
mnu

Cayambe (Часть III)

Ледник - истоки Амазонки. То, что тут стекает талой водичкой, превращается потом в полноводную реку. Мы окрестили его «пиком мазохизма». Вот он проявляется яркой полосой впереди, в редких облачках. Ни я, ни Димка забираться на него уже не хотим.

23 декабря 2005 года. Высота 4900.



В голове смешение языков, дошел до того, что к Димке обращаюсь по-английски, а к Алехо по-русски. Он в шутку отвечает по-испански, и ничего, понимаем друг друга.

Collapse )
mnu

Cayambe (Часть II)

Каждый день начинается одинаково, побудкой в семь утра. Самое тяжелое, это подняться из спальника. Взять себя за шиворот и всунуть в одежду, мокрую со вчерашнего вечера (при такой влажности ничего не высыхает). Потом нехитрый завтрак, и на ледник. Нас не просто учат, нас муштруют. Безжалостно и целенаправленно. Как своими силами выбираться из трещины, болтаясь над пропастью. Как страховать друга в связке. Как менять шаг, походку и стиль движения в зависимости от снежных условий. Как выжить при встрече с лавиной и многое другое. Потом обед на пару часиков и снова в бой, на этот раз на ледовую стену. Ice-Climbing на пяти километрах, это совсем не то, что стенка в спортзале под ободряющие крики девочек.

Collapse )