Дима Шатров (dima_chatrov) wrote,
Дима Шатров
dima_chatrov

  • Music:

Каладан. Жизнь на реке.

"В лучах пароходов и городов, на усах световых систем…" (с) Н. Матвеева

Западное побережье Бирмы. Река Каладан, берущая начало где-то в восточных отрогах Гималаев и впадающая в Индийский океан… Помните школьные контурные карты? Те, которые нужно было заполнять кусками "реального мира" к очередному уроку географии? У меня они всегда вызывали состояние глубокой тоски. Мало того, что белое на белом, так еще и непонятно, что с ними делать. Было в этом заполнении что-то кощунственное. Ну как можно нарисовать то, что не только представить себе не можешь, так еще и не знаешь, где оно находится? А тут вдруг ощутил себя внутри такой карты. За спиной - Индийский океан. Впереди - загадочные татуированные племена - цель нашей поездки. И мы в дневном переходе из Ситве в Мрау-У - городков настолько отличающихся от прочих Бирманских, словно они возникли из другого мира.



200-400/4.0 (ISO 400, 400 мм, f/4.0, 1/2000)


Какой же это кайф - лежать на носу баркаса, расположившись на горе старых спасательных жилетов и лениво смотреть на проплывающую мимо жизнь. Баржи, барки и плоты, груженые под завязку бананами, тростником и прочим Урожаем. Все это движется навстречу, направляясь на удаленные рынки Ситве, к самым воротам Индийского океана. Просто квинтэссенциея путешественной романтики. Да что говорить, если само название реки - Каладан - недвусмысленно отсылает к "Дюне" Френка Херберта. Помню, первые несколько часов меня не покидала мысль "только бы это подольше не кончалось!"



Чем дальше от океана, тем заболоченней становится местность. Густые испарения и плотный туман скрадывают детали, и порой кажется, что у реки в самом деле нет ни берегов, ни дна.



Обилие плав-средств поражает. От бегемотоподобных барж до вязаных плотов и ветхих плоскодонок. Все, что не утонуло в течение получаса после спуска на воду, считается пригодным к судоходству. Даже если это неуправляемое чудище из бревен - река сама доставит его к месту назначения. Дело в том, что на Каладане в буквальном смысле двустороннее движение. Приливная океанская волна выступает в роли помпы, прокачивая гигантские массы воды и меняя направление течения реки два раза в сутки. В какой-то момент вода замирает, а потом со вздохом начинает медленно двигаться в обратную сторону, все больше ускоряя темп.



А по берегам другая жизнь. Тростниковые хижины и пальмовые рощи столь картинные, что невольно возникает мысль "а не сплю ли я?"



И конечно же люди. По реке движутся сплавщики бамбукового леса, торговцы, какие-то заросшие бродяги с безумными глазами. Иногда проплывают целые семейства в праздничных одеждах. Подумать только, для этих людей Ситве - настоящая столица, а для нас такая дыра, что невольно ежишься от того, что забрался так далеко от дома.



Ловцы донных ракушек, рыбаки в окружении сетей всевозможных форм и размеров - от ручных квадратных растяжек до развешенных на шестах полотнищ… Окружающее действует умиротворяюще, как легкая классическая музыка.


Tags: Бирма, Каладан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →