Дима Шатров (dima_chatrov) wrote,
Дима Шатров
dima_chatrov

Categories:

Про маленьких любителей Арала (Часть I)

Фрагмент стены в зале ожидания ж/д вокзала города Аральска. Когда-то в сотне метров отсюда плескалось море, теперь же о тех временах напоминают лишь мрачные памятники Советской эпохи и такие вот набранные цветным шпоном панно. Я специально оставил в кадре шапки батарей, чтобы вы оценили масштабы зрелища.



Nikon D80 + Sigma 30/F1.4 (ISO 800, 1/10, f/4.0, -0.7)

Что мы знаем про Аральское море? Мои знания, к примеру, почерпнуты из редких газетных заметок и курса школьной программы: умирающий край, павший жертвой Советской мелиорации и хлопковых гонок, ржавеющие в песках корабли, плюющиеся верблюды... Пожалуй, все. Интернет тоже обилием информации не балует. И мы решили разузнать все сами.


Традиционно, до Арала можно добраться либо со стороны Узбекистана, через Майнак (бывший рыболовецкий центр, а ныне город-призрак), либо через Казахский город Аральск. Вот он-то и стал целью нашего путешествия.

Поезд

Вокзал в Алматы, колоритный и суматошный, как все южные вокзалы. Такое ощущение, что их строили по одному проекту, и станция Кызыл Орда кажется сводной сестрой какого-нибудь Джанкоя в Крыму. Билеты в кассе продаются только в одну сторону.

-- Сезон, что же вы хотите? - удивляется продавщица. - До конца месяца обратных и не ждите. Попробуйте купить в Аральске.

Недолго думая, берем билеты в один конец. Сомнительную перспективу торчать в песках три недели воспринимаем с улыбкой: как пойдет.

Отвык я от наших Советских плацкартных вагонов. В Канаде не принято путешествовать железной дорогой, все больше машиной, либо самолетом. Казахский поезд чем-то неуловимо напоминает Индийский, то ли излишней кучностью пассажиров, то ли их колоритом. Но если в Индийском тебе нальют острой баланды с рисом в плоские углубления на железном подносе, то здесь на каждом полустаночке шустрая бабулька облагодетельствует вареной картошкой с маслом, яйцами или вяленой рыбой на закуску. А о преимуществах дорожной вареной курицы распространялся еще Остап Бендер.

Южный поезд живет бурной муравьиной жизнью. Здесь свои законы и своя иерархия.
На третьи полки шустрые торговцы закидывают клетчатые китайские сумки с чем-то хрустким и сыпучим, похожим на грецкие орехи. Покряхтывая, затаскивают бесконечные тюки с коврами, на вид синтетическими и дешевыми. В руках, авоськах, целлофановых пакетах несут дыни. Белые и желтые, округлые и овальные. Маленькие, словно пушечные ядра, и настоящие гиганты, едва помещающиеся на столах. Поддавшись общей истерии, тоже покупаю на перроне трехкилограммовою дыньку... Удивительно, сколько тонн товара можно впихнуть в обычный плацкартный вагон!

До отправления считанные минуты и нужно все успеть. Торговцы носятся так быстро, что невольно вызывают восхищение. Их перемещениями руководит проводница столь дородная, что формами приближается к шару, эдакий совершенный по исполнению танк в униформе. Всякий раз, когда мы с ней сталкиваемся в тамбуре или в проходе у титана, сдерживаю дыхание и подтягиваю живот к самому позвоночнику, рискуя быть раздавленным.

-- А у нас для журналистов чай бесплатный. И сахар тоже, - хитро улыбается она.

Ну, еще бы! В средней Азии к журналистам относятся настороженно. Тут каждый занят делом и, как говорят евреи, скромно делает свой гешефт. Лишние россказни ни к чему, а потому с залетными гостями лучше не ссориться: мало ли, чего они там понапишут в своих газетенках.

Наша проводница развила бурную деятельность. На крупных и мелких станциях она постоянно что-то продавала, а в Кызыл Орде умудрилась «толкнуть» налево тюк с полотенцами (стало сразу понятно, почему нам их так и не выдали). Везде, где только возможно, она разместила попутчиков. В своем купе, на свободных третьих полках, и даже в тамбуре, где на валиках матрасов обосновались две матроны, наперебой угощавшие входящих водкой.

Вообще азиатский проводник – бог вагона. На него работает пара мелких служек, чье положение в табели о рангах так и осталось для меня загадкой. Может быть, это кандидаты в проводники, а может негласные коллеги по «купи-продай» бизнесу. Кроме того, есть еще двое-трое вольнонаемных, большей частью из бедных проезжающих. Вымести пол, выдраить загаженный туалет – азиатский проводник никогда не станет заниматься этим сам. Он выше этого. Если нет денег, а ехать все-таки надо, вовсе не обязательно, по примеру кота Бегемота, потирать усы гривенником. Садитесь «за так», садитесь и отрабатывайте!

За окном пустыня да степь, степь да пустыня. Полуразрушенные глиняные мазанки, редкие верблюды вперемешку с коровами. Жаркий, безрадостный пейзаж. Несколько оживили картинку окрестности Байконура, - здесь даже пустота приведена в строгий военный порядок, а силовые будочки на насыпи по укреплению не уступают дотам.
-- Чтобы граждане медь не воровали, - поясняют с соседней полки.

Аральск

Час ночи. На исходе вторые сутки пути. За окном мелькают огни Аральска. Стоянка три минуты. Одуревшие, вываливаемся на перрон. Уже перед самым выходом, кто-то под покровом темноты умыкнул из нашего пакета то, что плохо лежало. В этот раз плохо лежали две кружки и дыня. Ну, кружки – ладно, я купил их на полустанке за доллар, но дыня?! Это все равно, что на сахарной фабрике рафинад воровать. Видимо, этот человек решил таким образом бороться с вселенской энтропией.

(продолжение следует...)

Казахстан < предыдущий в серии | следующий в серии >
Tags: Азиатский проект, Аральское море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments