Дима Шатров (dima_chatrov) wrote,
Дима Шатров
dima_chatrov

Category:

Про маленьких любителей троп (Часть II)



В диких горах радуешься любым следам человека. Свежая консервная банка, конфетный фантик – уже счастье. Значит не ты первый здесь прошел, а следовательно, идешь верно.




«... а из нашего окна» - на третий день, где-то у отрогов ледника Дмитриева, приказал долго жить мой Nikon CPL-II. Три кривые в правом углу кадра – не следы когтей сурка, это итог знакомства со скалой. Хороший был поляризатор, жа-алко.



Четвертый день пути. 2300. Мы ошиблись всего парой десятков метров, и ушли вверх не той тропой, двинувшись по маршруту четвертой категории сложности. 2500... 2800... Угол подъема все повышается, тропы то сплетаются, то разбегаются и, словно в насмешке, выводят к пропасти. 3100... передвигаемся на четвереньках. Не может быть у туристического маршрута первой-второй категории такого угла подъема. Иркино здравомыслие берет верх над моим упрямством, и мы ползем обратно вниз, пересчитывая скалы пятой точкой.

Есть-хочется-очень-очень. Ирка умница, молчит. Рыскаю по полянам в поисках съестного, словно спаниель. Ржавые банки, газовые баллоны для примусов. Высоко в дупле нашел мед бутылек йода. Очень важное приобретение к ужину, ага. В зарослях на берегу ручья мне улыбается удача: красный пакет, внутри любовно завязанный тряпичный мешочек, а в нем – дрожащими руками развязываю мудреный узел – ЛУК! Девять крупных, крепких луковиц. Во, блин... Так и видится дородная дама, припрятывающая оставшееся от шашлыков, чтобы потом не забыть, взять с собой. На всякий случай оглядываюсь по сторонам, но шашлыков не вижу. Да и не ходят дородные дамы по горам. Несу добычу в лагерь.
-- Ирк, что из этого можно сделать?
Долго вспоминаем из курса школьной программы, что ели крестьяне допетровских времен. По весне, кто выживал, варил лебеду.
А зимой? Капуста, морковь, лук. Сначала съедали всю капусту, потом давились морковкой, а затем уминали вареный лук, благо только он и сохранялся до конца зимы. Еще вспомнили, что от этого лука крестьян слабило не по-детски, потому крестьяне пили коньяк заедали его корой дуба. С сомнением смотрим на лук. Решаем отложить на самый черный день.

Договорились, что про еду ни слова, а кто нарушит запрет, получает по лбу. 2700... Бредем к малому Талгару. Деревья на склонах величественны и мертвы, бушующие здесь ураганы способен пережить только мелкий кустарник.
-- Это наверное зайцы глодают кору, - медленно говорит задумчивая Ирка.
-- Глода-ают... Зайцы?! – толстый, жареный заяц медленно кружится перед глазами, подмигивает, шевелит хрустящими ушами... Отгоняю видение, сглатываю слюну и прихожу в себя.



Исхудавшие и полупрозрачные, подходим к перевалу. При желании сквозь нас, как через закопченное стеклышко, можно смотреть на солнце. Навстречу спускается полуголый человек:
-- Это вы Ира с Димой?
-- Мы, - от удивления роняем палки.
-- Это вы давали СМС-ку?
Первая реакция хором:
-- Не мы!
Сразу вспоминаются наставления наших друзей-альпинистов: если потеряетесь, в течение полудня соберем спасательную команду и вас вытащим.
-- Вас там, на перевале, уже ждут!
-- Во, блин! – мы еще вчера должны были выдвигаться к пику Ленина, и только чувство голода заглушает стыд от идущего в нашу сторону потока гневных СМС-ок...


Казахстан < предыдущий в серии | следующий в серии >
Tags: Азиатский проект, Казахстан, Тянь Шань
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments