October 20th, 2007

mnu

Тибет #12

Перевал на высоте 5160 метров. На перевале живет группка кочевников и бросается к машинам всякий раз, когда те останавливаются под молельными флагами. Сердобольные европейские старушки подкидывают дурно пахнущим кочевникам мелочь и еду; кочевники поднимают грязных детишек на руки и тычут ими в окна машин, а настырные детишки суют в окна ручонки, и если не получают подаяние, витиевато ругаются. Альпийско-тибетское нищенство, поставленное на профессиональную ногу.



Nikon D80 + + Sigma 10-20/4.0-5.6 (ISO 100, f/7.1, 1/160)

День 3


Ветер резкими порывами покачивает джип и сыплет песком в стекла, словно кто-то стучится снаружи мириадами острых коготков. В долинах сильный ветер поднимает настоящую песчаную бурю. В редких придорожных поселениях народ ходит в марлевых повязках и максимально закрывает лицо. Песок может начисто слизать краску с вашей машины, отодрать ее, словно наждачной бумагой так, что потом придется перекрашивать заново.

Виной ли тому китайские халтурщики или капризная Тибетская погода с ливнями и селевыми потоками, но проложенную в прошлом году дорогу уже пора переделывать. Через каждые несколько километров местное население под руководством китайца в армейской форме скалывает верхний слой и обнажает гравий. Из-за этого дорога больше напоминает погрызенный мышами сыр, чем автомобильный маршрут. Что характерно, за пять часов пути нам попался всего один асфальтный каток.

mnu

Тибет #13

Такие аккумуляторы сотнями заряжаются на обочинах придорожных городков. Под вечер, их раздают по номерам тех отелей, кто не может позволить себе дизель-генератор. Аккумуляторы старые, дневного заряда едва хватает на то, чтобы несколько часов питать маломощную лампочку.



День 3 (продолжение)


Шегер (новый Тингри). Высота 4300. Улица, прямая, как извилина. По ее краям лавчонки, ресторанчики и то, что здесь именуется отелями. Горячей воды в городе нет. Вернее она есть, но только если в этот день вам повезло с погодой – ее наличие напрямую зависит от солнечной энергии. Если на небе тучи, вода в отеле еле-еле теплая. Если небо затянуто до горизонта, ложись спать «как есть».

Наш отель считается в городе одним из лучших. Интересно, какие же тогда худшие? Холодный ветер посвистывает через щели в оконных рамах (с тоской посматриваем на спальники, не развернуть ли). Лампочка над кроватью моргает и словно бы дрожит от этого ветра (в доме работает дизель-генератор, и напряжение в сети нестабильно).

На первом этаже ресторанчик. Пища бесхитростная и не очень дорогая. Лапша с кусочками вареного яка, рис с фаршем из того же яка и свежим рубленым луком, насыпанным так густо, что невольно ощущаешь себя Буратино. Горячая вода с десятком чаинок, - зеленый безвкусный чай. Чаинки постоянно лезут в рот, и приходиться от них отплевываться. Желающим подают тибетский чай – слабо заваренный черный чай с маслом яка и солью. На вкус... одним словом, на любителя. Его либо принимаешь, либо ненавидишь. За нашим столом мнения разделились. Я настаивал на том, что у комбинации чая с маслом яка стойкий привкус хозяйственного мыла, но большинству напиток пришелся по душе. Сдается мне, что после высоты в пять тысяч он займет в нашем рационе главенствующую позицию. К тому же, как говорят, этот чай очень помогает при высотной болезни, когда ничто другое уже в глотку не лезет.

Туристы из других отелей прошли по единственной городской улице в поисках еды, не нашли ничего приличнее и под вечер стекаются в наш отель. Большинство из них встречалось нам в предыдущие два дня. Вот появился бородатый австралиец, коллега по кельтским юбкам. Вот рыжая дама с двумя Nikon-ами наперевес. Назавтра наши пути разойдутся. Кто-то из них двинет по налаженной трассе к Непальской границе и закончит маршрут в Катманду, а кто-то поползет вместе нами по бездорожью к базовому лагерю Эвереста. Пытаюсь угадать, с кем из них мы и дальше будем следовать одним и тем же маршрутом.

Удобства в отеле имеются по одному на этаж, в самом конце коридора. Туалет (бетонная клетушка в лучших традициях японского минимализма с двумя прямоугольными отверстиями, накрытыми деревянными крышками) способен вызвать приступ агорафобии даже у самого стойкого путешественника. Поднимаешь крышку, а внизу метров десять пустоты и освещенный закатными лучами отвесный горный склон. Присаживаешься, а под тобой разверзлась и холодит интимные места пропасть. Забавный опыт, что ни говори. Интересно, чем руководствовался строитель, когда в идеально ровном полу прорубил две дыры, не поставил между ними перегородку, зато снабдил дверь внутренней щеколдой? В туалете нормальный человек может воспользоваться только одним отхожим местом, если только он не с двумя задницами или не желает покакать с кем-нибудь на брудершафт.

После тягостных раздумий включаю ноутбук и чутко прислушиваюсь, не застучит ли головками жесткий диск. Не стучит пока, тьфу-тьфу. Viva Hitachi Travel Star!

Ночь. Первый раз в Тибете по-настоящему холодно. Разворачиваем спальники и стучим зубами в такт завыванию ветра. А ведь это только 4300 метров.